Astrocompass.

«Вызов» принят: как я встречал космический корабль «Союз МС-18»

В большинстве случаев журналисты, которые задействованы в съемках приземления космического корабля, успевают сделать это за пару-тройку суток. Добраться до аэропорта Караганды, там дождаться вертолета, несколько часов работы в поле и обратно. У тех, кто не летит «вертушкой», добавляется ночь в степи в ожидании космонавтов.

"Вызов" принят: как я встречал космический корабль "Союз МС-18"

Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Я же решил пойти совсем уж длинным путем и поехал на встречу космического корабля «Союз МС-18» с экспедицией «Найти упавшую звезду» на автомобилях. Более двух тысяч километров по дорогам Казахстана и степному бездорожью — все для того, чтобы попытаться понять, почему человеку может быть вообще интересна эта посадка и за что мы любим космос?

День 1-й — 14.10.2021

В связи с пандемией COVID-19 туристы из России могут пересекать границу Казахстана лишь авиарейсами. До города Костанай, где у нас должна была состояться встреча с группой, я летел с двумя пересадками — из Санкт-Петербурга через Омск и с ночным ожиданием в аэропорту Нур-Султана. 14 октября в обед я, вместе с еще тремя членами экспедиции, наконец прибыл на место. Большинство из участников этого путешествия ехали на посадку космического аппарата уже далеко не первый раз. Для сообщества «Найти упавшую звезду» это уже двадцать шестой опыт за 15 лет существования.

Меня заинтересовало, что заставляет людей, большинство из которых не связано напрямую с космосом, год за годом брать недельный отпуск и срываться в поездку по степям, чтобы еще раз увидеть приземление спускаемого объекта. Когда я спрашивал их об этом, большинство отшучивались, говорили, что объяснять бессмысленно, я сам должен увидеть все своими глазами.

Но были с нами и люди, для которых встреча космонавтов была работой. Бессменный руководитель экспедиций Александр Лазаренко долгое время служил в поисково-спасательной службе и работал на посадках космических кораблей и аппаратов. Когда он уволился, то не смог оставить это в прошлом и основал целое движение. В первый раз на встречу с космонавтами «не по службе» отправились всего две машины, дальше больше.

Сейчас уже виден весь опыт подготовки группы к очередной экспедиции: заранее припасено все имущество, заказаны опознавательные наклейки на автомобили, распределены рации, которые в условиях отсутствия мобильной связи позволяют переговариваться на ходу. Всего в этот раз в экспедиции участвовало 16 экипажей — у каждого свой позывной и место в колонне.

Несмотря на то что основная часть подготовки была проведена заранее, мы еще до вечера мотались по разным вопросам, обсуждали завтрашний старт. В номер я пришел уже за полночь и, последовав примеру моего соседа байкера Александра «Варда», лег спать.

День 2-й — 15.10.2021

Старт из Костаная назначили на восемь утра, стартовали, правда, почти в девять. Я еду в экипаже «Зёбра». Колонна растянулась на несколько сотен метров. В первый день дорога была хорошая, поэтому можно было поддерживать скорость близкую к максимально разрешенной.

После практически постоянного пребывания на европейской территории России в этой стране мне было крайне непривычно — почти все время по бокам степь, простирающаяся прямо до горизонта. Выжженная солнцем трава соломенного цвета, распаханные поля или еще оставшаяся стерня — не важно, главное, что почти всегда ты видишь огромные просторы. Иногда за окном автомобиля попадались стада коров или овец. Часто коровы просто выходили на обочины, и тогда экипажи по рации предупреждали едущих следом об опасности. Встречались и табуны лошадей, красиво бегущих по степи.

Правда, обычно рация использовалась для другого — участники экспедиции задавали вопросы о миссии «Вызов», Международной космической станции (МКС) или предстоящей посадке. Отвечал чаще всего я — как журналист, пишущий о космосе. Казалось, что ребят интересует абсолютно все. Что будет запущено в следующем году? Как осуществлялась подготовка к проекту «Вызов»? С помощью каких камер снимали кино на орбите? Многие экипажи путешествовали семьями, поэтому в эфире можно было услышать и детский голос: «Скажите, а вы разговаривали с Юлей Пересильд?»

Жесткой критики проекта «Вызов» я не слышал, наоборот, большинство участников экспедиции сошлись на том, что актерам Юлии и Климу гораздо сложнее, чем подготовленным космонавтам, за них переживают. Да и к самой космонавтике у моих «попутчиков» в многочисленных авто я заметил какое-то удивительное отношение — очень и очень уважительное. Наверное, это потому, что они уже не раз видели, насколько сложно даются первые минуты на Земле, как тяжело космонавтам возвращаться из космоса.

Заночевали мы в степи, возле сопок, не доезжая пары сотен километров до города Жезказган. Кто-то спал в машинах, кто-то, как я, в палатке.

День 3-й — 16.10.2021

С утра от моего дыхания в палатке выпал иней. На улице минус пять, спасает только спальник. Я вышел и вместе с первыми вставшими готовил чай, шутил про ночной холод и то, что в степи очень сложно отойти «в кустики».

Второй день — больше бездорожья. Пожалуй, внедорожник — это оптимальный вариант для передвижения по Казахстану. Последние заправки (существенная часть авто переоборудована под газ, он пока еще дешевле бензина) — дальше уже никаких станций не будет, сворачиваем с «асфальток». Пользуясь возможностью, участники экспедиции посылают фотографии домой.

В Жезказгане к нам присоединились еще несколько человек. Среди них Александр Фарафонов, инженер РКК «Энергия», несколько лет проработавший гидом в Музее космонавтики. Теперь он сможет отвечать на вопросы по рации.

Едем по грунтовой степной дороге. Вернее, здесь — в Карагандинской области — уже не степь, а полупустыня. Почвенного слоя почти нет, растений мало, большей частью это привычные к отсутствию влаги колючки. За собой машины оставляют облако мелкой, долго висящей в воздухе пыли. Сквозь нее почти не видно дороги и машин, которые едут перед тобой. Колонна растянулась более чем на пять километров, рации не всегда добивали, и приходилось просить передавать важные сообщения по цепочке.

При этом еще и каждые 15 минут необходимо останавливаться для проверки травы, которая норовит забраться под защиту двигателя. Сухая как порох трава может загореться и поджечь машину, такие случаи не редкость. Кстати, несмотря на все предосторожности, на обратном пути один из экипажей все же загорелся. К счастью, оперативно успели потушить, без последствий для людей и автомобиля. В каждом из экипажей имелось по паре-тройке огнетушителей на всякий случай.

Приехали к нужному месту уже в темноте. Где-то на горизонте виднелись красные огоньки прибывших специалистов поисково-спасательной службы на огромных поисково-эвакуационных машинах «Синяя птица». В октябре в этих местах сухо, а весной и зимой только такие вездеходы и могут добраться до места посадки. Почвы нет, все превращается в сплошную грязь, непроходимую для большинства автомобилей. Чуть ближе виден лагерь телевизионных операторов, они тоже ночуют в степи.

Сверху над нами ясное небо, полное удивительно ярких звезд. Привычной городской засветки тут нет, поэтому отлично видны все созвездия, огромный Юпитер, Сатурн, ненадолго из-за горизонта появляется Венера. Где-то там, на высоте 400 километров, космонавты готовятся к завтрашнему спуску.

День 4-й — 17.10.2021

Рано утром к нашему лагерю подъехала огромная «Синяя птица». Поисково-спасательные службы отлично знают многих из нашей экспедиции, но техника безопасности должна быть соблюдена. Поэтому в очередной раз они четко объясняют, где и как можно находиться, а где нельзя. Впрочем, и с вечера, и с утра руководитель экспедиции Александр Лазаренко провел уже несколько таких инструктажей: наша главная задача — не мешать специалистам делать свою работу. Об этом всем участникам говорят часто и помногу.

За полчаса до момента посадки Александр Фарафонов рассказал нам подробнее о том, как она происходит. Как корабль отходит от Международной космической станции, замедляется и начинает спуск. В каком месте совершается разделение корабля, как именно спускаемый аппарат движется в плотных слоях атмосферы. Затем мы включили рации и приготовились услышать переговоры космонавтов с наземными службами.

В ярко-голубом небе, прямо у нас над головой, кто-то первый, «самый глазастый» видит небольшую белую точку спускаемого аппарата и кричит остальным. Слышен громкий и сильный хлопок от сверхзвуковой волны летящего космического объекта. Затем видно раскрытие огромного оранжевого парашюта. Оживает рация, космонавты передают, что у них все в порядке. В это время спускаемый аппарат под парашютом уносит ветром на северо-восток.

Участники экспедиции прыгают по машинам, и колонна мчится через степь. Чуть севернее от нас мы видим джипы телевизионщиков. Кажется, что у них совсем сумасшедшие водители — они ломятся по степи с огромной скоростью, оставляя за собой гигантские клубы пыли. Скорее всего, мы выглядели в тот момент точно так же. Вертолеты обгоняют автомобильные вереницы и кружат вокруг висящего в воздухе спускаемого аппарата.

Спустя еще несколько минут мы подъезжаем к месту посадки и аккуратно становимся за машинами операторов. Помним, наша главная задача — не мешать.

Капсула села вертикально, вокруг нее ставят специальную конструкцию, чтобы доставать космонавтов. Вокруг куча техники, вертолеты, поисково-эвакуационные машины. В считаные минуты специалисты Института медико-биологических проблем РАН надувают оранжевый госпиталь, куда позже перенесут космонавтов. Суеты добавляют киногруппы, большое количество операторов — ими командует Константин Эрнст. Рядом со спускаемым аппаратом уже стоят гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин и актер Владимир Машков. Последний играет в фильме «Вызов» и по сценарию встречает космонавтов. Чуть позже мы увидели, как он несколько раз в облаке пыли бегает по степи, снимаясь в сцене с высадкой из вертолета.

Достают космонавтов. Сначала появляется командир корабля Олег Новицкий, ему должно быть тяжелее всего, ведь он провел в космосе несколько месяцев. Затем по очереди следуют Клим Шипенко и Юлия Пересильд. Ребятам не дают передохнуть, на них сразу нападают и телевизионные операторы, и киносъемочная бригада. Клима Шипенко, которого по сценарию в фильме нет, выносят за ограждение, где он жадно пьет воду и просит операторов не пылить. Тем временем кинокоманда снимает Владимира Машкова и Юлию Пересильд.

Еще через несколько минут всех космонавтов уносят в мобильный госпиталь. Журналистка Первого канала расспрашивает Дмитрия Рогозина о полете, затем чуть ли не с головой ныряет в аппарат, в котором только недавно трое человек вернулись на Землю, — все для того, чтобы рассказать об этом событии в новостях. Вокруг царит общее ощущение эйфории — все живы, здоровы, все прошло хорошо. Кажется, что незнакомые люди готовы обниматься, всех словно отпустило сильное напряжение и можно выдохнуть.

Ко мне подходит Александр Лазаренко и спрашивает о впечатлениях, о посадке. А я… молчу, улыбаюсь и даже не знаю, что ему ответить. Кажется, он понимает мои чувства и только уточняет, поеду ли я еще. Я с той же не сходящей с лица улыбкой начинаю утвердительно кивать.

Странное ощущение — я в степи, где-то посреди Казахстана, окруженный еще недавно незнакомыми, а теперь уже такими близкими людьми, и я абсолютно счастлив. Впереди еще пара суток обратной дороги, но это кажется не важным, ведь только что я видел большое космическое чудо, видел, как наши космонавты успешно вернулись из космоса. По сравнению с этим все остальное виделось просто незначительным.

Источник: rambler.ru

Добавить комментарий